HP: Mores Majorum

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HP: Mores Majorum » PRAETERITUS » over the edge


over the edge

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

http://s2.uploads.ru/jLop3.gif
http://sa.uploads.ru/mkRqp.gif

1. Точная дата (дд.мм.гг.), время и место
19 октября 1951 года, 19:00, Лестрендж-холл
2. Участники квеста
Rigel Lestrange, Vivien Lestrange
3. Сюжет квеста
После внеочередного вызова, Вивьен замечает на руке своего мужа отвратительное клеймо. Испытывая воистину чистокровное негодование, она устраивает мужу скандал.

Отредактировано Vivien Lestrange (2014-11-12 20:59:38)

0

2

Октябрь. Вечер. Темные тучи медленно заволокли небо, оставляя землю в кромешной тьме. Холодный ветер блуждал по темному миру, заставляя блудных путников трепетать от его силы. Холодно, мрачно. Похожая атмосфера царила в поместье семьи Нотт, где сегодня состоялось очередное собрание тайной организации. Холодные стены хранили заветные секреты аристократии, лишь они внимали тем словам, которые были произнесены молодым, но очень сильным волшебником. Остальные же колдуны, одетые в дорогие мантии, с трепетом слушали его речи. Их мысли были озвучены вслух, а жажда воплотить идеи в жизнь с каждым словом темного мага возрастала.
Лорд  Лестрендж был одним из приближенных предводителя Вальпургиевых Рыцарей, он был одним из первых, вступивших в радикальную организацию аристократов. На его руке уже таилась заветный символ, с каждый волной обжигая левое предплечье жгучей, но сладостной болью. Ригель чувствовал силу, чувствовал могущество Вальпургиевых рыцарей, он доверил Темному Лорду всё и даже больше. И сегодняшнее собрание доказало силу убеждения Тома Риддла. Еще со школы он высказывал такие идеи, однако слова закончились – пора переходить к действиям.
«Скоро наше могущество будет безгранично», - думал Риг, осматривая всех присутствующих. В прошлый раз их было вдвое меньше. А значит, судьба этого мира теперь в их руках и только они имеют право ей распоряжаться.
Собрание прошло более, чем успешно. Было сказано много конкретных позиций, ясных доводов и разработаны первые шаги к реализации задуманного. Лестрендж остался доволен, он знал, что рано или поздно, но Темный Лорд одержит победу и установит магические порядки по всему миру.
А пока, оставалось лишь упорно идти к намеченному.
Трансгрессировав к Лестрендж-холлу, хозяин поместья увидел родное гнездо своей семьи. Дом как обычно был темным и отталкивающем. Казалось, что в нем никогда не появятся ни уют, ни тепло. Лишь одинокое окно светилось блеклым светом. Конечно, Вив была дома. Она скорее всего читала у камина или же придавалась своим мечтам, размышляя о будущем.
Ригель поднялся по парадной лестнице и зашел в холл. Тут же появились два домовика, имена которых Лестрендж предпочитал не запоминать. Ему было все равно на них, а уж тем более на их имена. Главное, чтобы работали.
-Прочь, - сухо отозвался он на очередное предложение услуги. Домовики сразу же исчезли.
Поднявшись в гостиную, Лестрендж обнаружил и супругу. Выразив на лице улыбку, он сел в кресло. Признаться, подобные вечерние вылазки его весьма утомляли, но утомление было скорее моральным, чем физическим. Хотелось просто откинуться в кресло и ни о чем не думать. Левое предплечье вдруг обожгло болью. Риг дернулся, задергивая рукав мантии и растирая метку. Он не знал, по какой причине это произошло, видимо связь между Темным Лордом и Вальпургиевыми рыцарями еще не стабилизировалась.  Как оказалось, это он сделал напрасно.

+1

3

Мне не нравилось, когда муж исчезал вечерами в неизвестном направлении. Я была прекрасно осведомлена о его расписании и понимала, что он, скорее всего, пропадает в старой риддловской кампании. Меня это злило. Нет, приводило в ярость. Но что, позвольте, может предпринять девятнадцатилетняя супруга такого холодного и циничного человека? Да и рискнет ли?
Коротая время в одиночестве, я листала очередную бессмысленную книгу. Я, кажется, даже забыла ее название. Содержание меня тоже мало интересовало: я по-прежнему думала о своем. О том, например, что я не имею здесь даже своего мнения. Точнее, нет, не так. Я могу его иметь, но оно никого не интересует. Мужчины же всегда лучше знают, что такое политика, магические ритуалы, что лучше совершать, а что - нет.
Ригель вернулся относительно скоро. Я услышала его мерные, спокойные шаги и сухое "прочь", брошенное одному из эльфов. Через несколько секунд он вошел в комнату. Улыбнулся, будто и здесь пытался соответствовать правилам приличия, и сел в кресло почти напротив меня. Я лишь кивнула, делая вид, будто книга мне интересна больше, чем он. В эту игру мне не удалось долго играть.
Неожиданно, словно его ранили в руку, Ригель задрал рукав мантии и стал растирать предплечье. Я проследила взглядом за резким жестом, но и тогда не сразу поняла, что вижу. Через мгновение я с ужасом смотрела на супруга: на его левом предплечье горела отвратительная, казалось будто обугленная, татуировка, из тех, что делают себе магглы. Змея и череп. Края были очерчены плохо - наверняка она появилась у него недавно.
Я захлопнула книгу, чувствуя как вместе со страхом во мне разрушительной волной появляется гнев. Мне не стоило труда догадаться, откуда на руке моего мужа появилось это позорное клеймо. Я давно могла предвидеть что-то подобное, но хотя бы не так скоро.
Я встала, отложив книгу на кофейный столик. И еле сдерживаясь от того, чтобы не заплакать, начала говорить.
- Что это? - мой голос дрожал. Метка не исчезала, и я с твердостью осознавала, что все это не страшный сон, а теперь уже моя реальность. Наша общая. - Что ты сделал? - хотя лучше сказать - что ты наделал. - Ты, глава рода, добровольно стал слугой какого-то безродного выскочки! - тяжелое дыхание, полное негодования и злости, - Он же не остановится на этом, чего ты добился? Чего ты добился, Ригель?! - я многое могла понять, простить или просто проигнорировать. Я долго молчала, Моргана тому свидетельницей. Я долго упрашивала не совершать необдуманных поступков ни его, ни брата. А теперь что - неужели они оба? О, Салазар!

+1

4

Боль постепенно утихла, и Риг вздохнул с облегчением. Он понимал, что такая реакция неизбежна. Телу нужно привыкнуть к наполненной магией метке. Ведь это был не столько символ, сколько сильнейший магический атрибут, позволяющий связать в едино всех Вальпургиевых Рыцарей.
Он посмотрел на Вивьен, которая, увидев татуировку, вмиг изменилась. На ее лице отразился то ли ужас, то ли страх в ядерной смеси с гневом. Такой свою молодую супругу Ригель не видел никогда. Всегда тихая и приветливая, она никогда не давала своему мужу даже повод усомниться в ее верности и преданности ему. Любила ли она его? Возможно, хотя это скорее была лишь привязанность, и она была взаимной. В этом браке всегда царила гармония, видимо, Вив была для своего мужа именно такой супругой, какой он всегда себе представлял. Ни больше, ни меньше – идеальной. Однако в глубине своей души он понимал, что девушка может быть другой, он слабо это представлял, но допускал такую возможность.
И видимо этот случай настал. С хлопком закрыв книгу, она продолжала пристально смотреть на мужа. Честно говоря, от такого проницательного взгляда Лестренджу стало не по себе. Решив избежать ненужного разговора, он попытался сказать что-то нейтральное, что свело бы на нет всю эту ситуацию. Но девушка начала первая:
- Что это? Что ты сделал? – посыпались отчаянные вопросы в адрес Ригеля. Он не ожидал такой реакции от Вивьен и, честно сказать, не знал, как реагировать на подобный выпад в его сторону. На лице не отражалось никаких эмоций, Ригель как обычно был спокоен, но в душе играла буря эмоций, ведь раньше подобных сцен в поместье Лестренджей не наблюдалось.
- Вивьен, - его голос звучал уверенно, - послушай, - однако договорить ему вновь не дали.
- Ты, глава рода, добровольно стал слугой какого-то безродного выскочки!  Он же не остановится на этом, чего ты добился? Чего ты добился, Ригель?!
Чаша терпения переполнялась с каждым словом, сказанным Вив. Лестрендж понимал, что слухи об их ссорах, скандалах лишь очернят репутацию семьи, он терпел, слушал и терпел, однако всему существует предел. И этот предел был пройден. Эмоции Ригеля вырвались наружу, впервые за долгое время.
- Замолчи, Вивьен! – его голос сорвался на крик, в нем было лишь одно желание – показать супруге, что она не права во всем, - Как ты смеешь говорить такое о величайшем маге современности! Он, - его глаза горели пламенем, а прежний холод и спокойствие вмиг исчезли, - изменит наш прогнивший мир! ОН ПОТОМОК САЛАЗАРА СЛИЗЕРИНА!
Ригель не заметил, как тоже вскочил с мягкого кресла, его дыхание сбилось, он раньше никогда так не злился на кого-либо. Не думая о последствиях, он жаждал лишь одного, чтобы жена подчинилась его мнению и приняла это как должное, чтобы она забрала свои слова назад.

+1

5

Атмосфера накалилась донельзя. Конечно, он никогда не видел меня такой. Но он никогда еще не давал мне такого повода. Впрочем, неужели он не знает, от чего меня так сильно ненавидела мать? От чего так скоро выкинула из дома? Ох, не поверите. Из-за слишком длинного языка и не предвзятых суждений.
Конечно, он пытался что-то объяснить. Его растерянность можно понять, но не в такой ситуации. Он не хотел скандала, а я не хотела видеть будущее нашей семьи в служении безродному психопату с манией величия. А если он прикажет ему зарезать собственного отца, не уж то подчинится?
Отвратительное клеймо по-прежнему маячило у меня перед глазами.
Подчинится. Он же теперь слуга. Как это мерзко!
Не слова - удар пощечины. Меня передернуло от этого крика, от этого ора, содержащего в себе разве что жажду подавить, если не унизить. И я невольно отшатнулась назад.
Почти никогда Ригель не выказывал своих эмоций, почти никогда, но это видимо - действительно его помешательство. И если диагноз верен, с этой иглы его уже не вытащить. Я молча следила за мужем, который вытянулся во весь рост, словно придавая своему мнению внушительности, и чувствовала, как на глаза наворачиваются непрошеные слезы.
Но, дорогой, не в этот раз.
- А ты - не смей на меня кричать, - сдержанно и жестко ответила я, гордо вздергивая подбородок. В конце концов, он не на улице меня подобрал, чтобы.. - Полукровка, который все стремится сделать чужими руками. И я клянусь тебе, Ригель, потом ты очень об этом пожалеешь, - четко и вкрадчиво, чтобы запомнил на всю свою жизнь. И пусть только попробует подвести под этот нож нашу семью, пусть только рискнет подвести под это наших будущих детей - и я сама сверну шею этому великому потомку Салазара Слизерина.
Но напор Ригеля невозможно долго выдерживать. И невозможно долго выдерживать собственное отчаяние.
- Хорошо, пусть будет так, - с вызовом и разочарованием. Хочешь - будь рабом, мне нет смысла тебя останавливать. - Но если ты хотел, чтобы я тебя поддержала, то должен был мне сказать, - ответ на его взгляд? Ответ на его крик? На его негодование? На все сразу? Мне казалось, что он просто хочет слышать от меня то, что всегда мне приписывал. Но я не просила его меня идеализировать. И, тем более, не давала ему на это поводов: я никогда не соглашалась со всем, что он говорит, никогда не игнорировала политическую сторону его жизни, и вообще, никогда не изображала из себя пустую аристократку, которой нравятся лишь платья да побрякушки дороже n-го количества галлеонов. Но, быть может, ему именно такая была нужна? Тогда, боюсь, сегодня ему пришлось разувериться и разочароваться. Жаль, товар обмену и возврату не подлежит, верно, Ригель? - Теперь же ты явно высказал, что я для тебя значу, - мне хотелось ударить его побольнее, но я не чувствовала его слабых мест, никогда не чувствовала, словно жила до этого с непробиваемым человеком. А о Риддле мне разговаривать больше не хотелось.

Отредактировано Vivien Lestrange (2014-11-16 23:31:33)

+1


Вы здесь » HP: Mores Majorum » PRAETERITUS » over the edge


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC