HP: Mores Majorum

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HP: Mores Majorum » PRAETERITUS » "Следственный комитет" - пьеса одноактная, забавная.


"Следственный комитет" - пьеса одноактная, забавная.

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://indulgy.ccio.co/mj/aZ/Po/192880796510842373OoAAnoMzc.jpg
1. Точная дата (дд.мм.гг.), время и место
1 апреля 1949, гостиная дома Альберта и Августы, вечер.
2. Участники квеста
Albert&Augusta Longbottom
3. Сюжет квеста
Будни господ Лонгботтомов во всей красе - первое апреля после работы. Шутки шутить изволите, сэр?

0

2

Типичные представители семейства чистокровных обычно не работают, оставляя своих супружниц в обществе клубка, спиц, тёплого клетчатого пледа и большой чашки какао, которая помешивается ложечкой без непосредственного участия самой мадам, которая в этот момент сидит в кресле и что-то рукоделит на благо семейства. Опционально, такая жена может вынашивать детей, выращивать цветы или забавляться живописью.

Августа Лонгботтом была слишком неспособна к рукоделию, хотя шарфик соорудить и могла, а то и свитер; слишком ленива, чтобы рисовать что-то где-то красками (кроме надписей "Риддл - козёл!" на стене подземелья в Хогвартсе, пока МакГо торчала на стрёме) и слишком критична к себе, чтобы вообще присаживать задницу на кресло около камина. Замужество её несильно изменило - разве что на мужа она не кидалась с заклинаниями наперевес и криками "Где ты шастал, мать твою!..." В глубине души-то мадам Лонгботтом было даже жаль Альберта: очень достойному человеку повезло связать свою судьбу с девушкой, входящей в Топ-10 самых непоседливых задниц в Хогвартсе, в Министерстве, в Аврорате; в благодарность за его терпение, любовь и ум Августа вела себя хорошо, не повышала голоса, носила платья и держала спинку ровно - до тех пор, пока не наступало первое апреля, и она не приходила домой первая...

Августа Лонгботтом была трудоголиком - в хорошем и положительном смысле этого слова. Она не убивалась в коридорах Министерства, пытаясь родить сто страниц отчёта мелким почерком за три часа, не пыталась поцеловать попы начальственных дядей и тетей; однако, работу свою любила, а посему считала долгом отсидеть там уж если не все десять часов, то как минимум без обеда с отрывом от производства. Проще говоря, она разогревала тарелку с жарким прямо на своём столе, левой рукой работаю ложкой (или вилкой), а правой - что-нибудь выписывая. До тех пор, пока не наступало первое апреля, и она не убегала домой первая...

Гостиная в шесть часов вечера выглядела очень даже заманчиво - пустая, тёплая, безо всякого намёка на то, что Альберт уже побывал здесь. Носки на люстре не висели, брюк в кресле не наблюдалось - да даже если бы Альберт и развешивал маленьких чёрных ножных друзей, их бы тут и не было! Августа поспешила вылезли из тёплой мантии и снять пару дамских перчаток, когда часы закончили бить шестой раз. Шутки для Альберта пока придумано не было, и вот-вот мадам Лонгботтом потерпит самое сокрушительное в мире поражение - разве что мсье Лонгботтом оценит, что она стоит в платье. ПЛАТЬЕ.

+1

3

В Визенгамоте праздников не знали. Ну, вернее, знали, сами же готовили указы, согласно которым работникам был положен сокращённый рабочий день в честь Рождества, некоторые получали законный выходной в честь того или иного празднества — помимо постоянно дежурных служб — однако первое апреля Альберт предпочитал не считать особенным днём. Впрочем, то на работе — дома его мнение, как это часто бывало, легко и быстро менялось под влиянием светло-рыжих обстоятельств, стоило тем заикнуться, что пора бы, милгосударь, и честь знать, шутки шутить и вообще что-то вы сегодня выглядите хуже мокрого книззла. Альберту было, что возразить на этот счёт, но пару раз, разглядывая себя недовольного в зеркало, он тоже обнаружил некоторое сходство с вышеупомянутыми волшебными тварями. Может, стоило подумать об этом более основательно?

Перед уходом, застёгивая мантию, он на всякий случай заглянул к начальству, поинтересоваться, нет ли парочки сверхурочных заданий и можно ли, хотя бы сегодня, отойти в дом свой вовремя, а не как это обычно бывает. Начальство пребывало в приподнятом расположении духа, а потому ограничилось барской отмашкой и отеческим напутствием хорошенько повеселиться и вообще провести время как надо. Альберт закатил глаза, распрощался и вышел, было, из кабинета, как вдогонку ему донеслось басовитое: «Только сначала принеси зубы корнуэльской пикси — пойдёт моей тёще на протез!» — и оглушительный хохот. Альберт не стал напоминать, что шутят, обычно, до обеда, проглотил саркастическое замечание и предложение, которое могло бы стоить ему продвижения по службе, — и отправился к общественным каминам.

Он вышел из камина в собственном кабинете, снял мантию и остался в рубашке — аккуратно повесил мантию на стул. Прислушался — никаких фейерверков и шума. Августа, возможно, ещё не вернулась с работы, предпочитая, как всегда, задерживаться до победного. Альберт быстро просмотрел лежащую на столе почту, щёлкнул по клетке грозно ухнувшей Хут («Hoot-hoot»)  и вышел в гостиную.
Августа была дома и в задумчивости.

Платье? Куда ты дела мою жену и что делаешь в моём доме? — произнёс он насмешливо, опираясь на дверной косяк. С жены, впрочем, станется: если из-под подола выскочит хвосторога и начнёт крушить всё, что было нажито честным трудом, Альберт и бровью не поведёт, только возьмёт в руки палочку и примется за исправление всех последствий отменного жёнушкиного чувства юмора.

+1

4

- Платье. Тебе на "е", - вместо приветствия заулыбалась Августа, заметив, с какой раздолбайской небрежностью стоит, опираясь на косяк двери, её благоверный - и чуть не запищала от восторга. В семнадцать лет, когда она осознала, что втрескалась в мастера Альберта раз и навсегда, она как раз-таки и попискивала от радости, собираясь на чинную благовоспитанно-чистокровную прогулку по Хай-стрит деревни Хогсмид под руку с молчаливым и миловидным Альбертом. Сейчас ей было ровно семнадцать - улыбка от уха до уха и блеск в глазах вернулись на лицо в тех же масштабах, что и в школьные годы - в силу специфики работы Августа, отправлявшая в волшебников-чернокнижников заклинания, улыбалась не очень много. А вот качественно поржать с мужем - обожала.

- В твоём доме я живу, периодически готовлю еду, глажу твои рубашки, а по ночам провожу время под одним с тобой, мил человек, одеялом. По воскресеньям мы вообще до полудня в кровати, потому что устали, - Августа облизала губы, поправив пояс на своём по-весеннему лёгком платье с летящей юбкой, раскрашенной в крупный белых горох. Она до сих пор почему-то не придумала, как именно проведёт с мужем первое апреля; отчего-то ей казалось, что наилучшей идеей было бы предложить ему съездить в Плимут или Брайтон на уик-энд на автобусе, и не на "Ночном Рыцаре". Впрочем, она до сих пор со смехом вспоминала, как они провели медовый месяц, и дальнейших путешествий на край света через Рязань мадам Лонгботтом не допускала.

- Чай, кофе, потанцуем? - Августа ловко покружилась на месте, подлетая к супругу и звонко чмокая его в плечо, поскольку достать выше даже с помощью двухдюймовых приличных каблуков было трудновато. Миниатюрная и невысокая, она вряд ли могла вообще тягаться с Альбертом в росте - и именно потом и любила его ещё сильнее и ещё крепче, каждый раз, когда вставала рядом со своей "каменной стеной". - Сливочное пиво, огневиски, полежим?

+1

5

Еиналеж, — поддержал Альберт. — Сектор-приз. Можешь загадать желание.
С Августой они как-то сразу поладили, несмотря на обещания пожененных приятелей, что будет не то, что непросто, будет хуже, чем на войне — особенно учитывая норов тогда ещё совсем юной миссис Лонгботтом. Альберт, конечно, долго не думал, прежде чем жениться — он вообще отличался умением быстро и без сомнений принимать решения, пусть даже они касались такого важного шага, как женитьба и судьба будущих поколений маленьких Лонгботтомов.
К тому же, внуки в семействе уже были, аж целых двое, и все от Харфанга и его Каллидоры. И пусть весь мир подождёт остального продолжения рода Лонгботтомского.

Августа кружилась вокруг в приподнятом настроении, и Альберт не смог сдержать улыбки. Жена вообще была одним из тех факторов, которые убивали в нём педанта, зануду и чинушу, но иногда будили саркастически настроенного ко всему окружающему миру мальчишку с неплохим чувством юмора. Юмор свой он тщательно берёг — а то куда ему со своими прочими талантами тягаться с остальными почитателями миссис Лонгботтом.
Да? Не видел тебя тут раньше, — голос звучал всё также насмешливо, как и раньше. — Ну, оставайся, раз пришла. Я люблю тыквенный пирог, если вдруг.
Августа этот маленький факт, конечно, выучила ещё во время их школьных будней, и гриндилоу её знает, откуда она прознала: то ли следила внимательно, то ли Альберт не слишком сильно скрывал своих пристрастий, но замечать тот факт, что Августа тогда ещё Гольдштейн так и норовит скормить благоверному лишний кусок десерта. Свои способности сыщика (но, конечно, по большей части свои способности строить в ровную линеечку) Августа потом успешно реализовала в собственной аврорской профессии, и Альберт даже решил, что поступил не то, что мудро, отпустив жену на работу, а практически спас целое поколение от посягательств тёмных магов.

И того, и другого, можно без пива, — отозвался Альберт, поддерживая жену за талию и, наклонившись, целуя ту в нос. — Я не ожидал, что ты вернёшься раньше полуночи, но раз уж такое дело, предлагаю устроить пир из объедков и допить остатки огневиски.

+1

6

- "Ж", говоришь... - Августа почесала макушку, как будто в её голове крутилась целая умная куча многосложных слов на букву "Ж". Первое место, конечно, занимало слово "Желание". И чего пожелать она точно знала наверняка.
- Желаю увидеть, как ты сидишь и ешь, а ещё рассказываешь, что у тебя нового, какую именно новую мантию ты себе присмотрел на летний сезон, а также почему, ну почему! У тебя! Опять на плече след от губной помады! - мадам Лонгботтом театрально закатила глазки и потыкала (нежно потыкала, с любовью) мужа в плечо, предпочтя благополучно сделать вид, что помада отенка "спелая вишня" - Боже, кто это название придумал? Это же спелая черешня, дальтоники! - принадлежит не ей, и вообще, ту коробочку с самокрасящимися тенями и помадами не Альберт ей подарил на прошлый Первомай в честь поездки в маггловский Берлин с проникновением по ту сторону оккупации. - Ну кто, кто она! Это Селестина Уорбэк? Или Минерва? Я так и знала, тебя уведут мои подруги, они не смирились с тем, что ты, хотя и зануда порядошный, прекрасный мужик и роскошный кавалер!... - мадам заломила тоненькие ручки, закатила глазки и сделала вид, что выдерживает драматическую паузу. Посреди паузы она прошептала с закрытыми глазами:
- Значит, пирог возлюбил всё-таки ты. А я думала, что у нас дома живёт НЕКТО, пожирающий тройную порцию. Я даже капкан на медведя поставила, но в него так никто и не попался... Напомни его убрать, а то вляпаешься, а мне потом таскать тебе пирог в Сент-Мунго. Не хочу, там пахнет лекарствами! Не люблю лекарства. Дурь лечится простым "Ступефаем" по глупой голове, - пояснила молодая Лонгботтом, водя пальчиком по плечу супруга и задумчиво продолжив: - Объе... То есть, ты считаешь, что пекинская, прости Мерлин, утка - это объедки?
Таким тоном, с конкретным фа-диезом после третьего слова в голосе, она обычно спрашивала подозреваемого, нравится ли ему статус свидетеля по делу. О том, что идея с виски ей понравилась, она как-то умолчала - для начала предстояло выяснить, о каких таких объедках говорил её красивый, умный, добрый и любимый супруг-молчун.

+1

7

Помимо Августы Альберта в жизни не интересовала ни одна женщина — да, была какая-то там то ли Пэтти, то ли Бэтти курсе на третьем или пятом, когда вовсю уже хотелось найти себе девчонку, а умение ухаживать и воспитание не позволяло, а та самая леди вроде как была магглорожденной и не настолько сильно скованной приличиями, однако что значит подростковое играй-гормон по сравнению с выращенным с маленького, с приятельских обменов улыбками, и взлелеянным чувством, которое в итоге переросло в крепкий брак? Так вот, помимо Августы Альберта в жизни не интересовала ни одна женщина — так и запишите в протокол. Теперь можно продолжать.

Да, гриндилоу побери, какая ты у меня умница! Разгадала, всё-таки, что я тебе изменяю, — заметил Альберт, плохо изображая на лице то ли раскаяние, то ли восторг от разгаданной загадки, то ли вообще что-то ещё, не поддающееся описанию и объяснению — да, вот такой вот мистер Лонгботтом был весь из себя загадочный. Как самая настоящая дева, в которой, как гласят легенды, должна быть "загадка, изюминка и целая пороховая бочка".
Но нет, ты её не знаешь. Она постоянно пропадает на работе, не любит платья, готовит утку... утку, прости Мерлин, пекинскую? Я впервые слышу! — Альберт резко прервал собственный монолог, который должен был закончиться чем-то ну очень милым и прямо сразу почувствовал, что то, загаданное Августой желание, и его желание тоже. Потому что желание Августы Лонгботтом — закон, и спорить с этим будет только самый отчаянный идиот на этом свете.
Подать её сюда, я с ней расправлюсь, — воинственно пообещал Альберт, мгновенно позабыв, что он там собирался сказать про объедки — и что вообще за объедки могут быть в доме Августы Лонгботтом? Разве что занесённые сюда извне недоброжелателями, старающимися подорвать облик доброй и верной жены, спортсменки, гриффиндорки и просто красавицы.

И вообще-то я не зануда, а педант, — проворчал Альберт, подталкивая жену к столу, а сам разыскивая куда в прошлый раз сунул-таки огневиски — молчаливое согласие жены как бы подразумевалось. — И пирог был просто слишком вкусный, чтобы остановиться, так что это не моя вина.
Он опустил на стол початую бутылку и призвал стаканы.
Спасибо Мерлину и Моргане за разнообразие заклинаний, а жене — за эту пищу! — торжественно произнёс он, поднимая бокал.

+1


Вы здесь » HP: Mores Majorum » PRAETERITUS » "Следственный комитет" - пьеса одноактная, забавная.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC